Нассим николас талеб черный лебедь под знаком непредсказуемости pdf

Нассим Николас Талеб Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (сборник) - PDF

нассим николас талеб черный лебедь под знаком непредсказуемости pdf

Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (сборник)» Нассим Николас Талеб ◫ Скачать бесплатно книгу в форматах fb2, pdf. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости - скачать бесплатно в форматах fb2, txt, pdf, epub, или читать Нассим Николас Талеб - скачать книгу. Встреча с первым черным лебедем, должно быть, сильно удивила . Под знаком непредсказуемости" Талеб Нассим Николас по зову своего сердца.

Но мы ведем себя так, будто можем предсказывать исторические события, или даже хуже будто можем менять ход истории. Мы прогнозируем дефициты бюджета и цены на нефть на тридцатилетний срок, не понимая, что не можем знать, какими они будут следующим летом. Совокупные ошибки в политических и экономических прогнозах столь чудовищны, что, когда я смотрю на их список, мне хочется ущипнуть себя, чтобы убедиться, что я не сплю.

Удивителен не масштаб наших неверных прогнозов, а то, что мы о нем не подозреваем. Это особенно беспокоит, когда мы ввязываемся в смертельные конфликты: Из-за такого непонимания причинно-следственных связей между провокацией и действием мы можем с легкостью спровоцировать своим агрессивным невежеством появление Черного лебедя как ребенок, играющий с набором химических реактивов.

«Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (сборник)» Нассим Николас Талеб

Наша неспособность к прогнозам в среде, кишащей Черными лебедями, вместе с общим непониманием такого положения вещей, означает, что некоторые профессионалы, считающие себя экспертами, на самом деле таковыми не являются. Если посмотреть на их послужной список, станет ясно, что они разбираются в своей области не лучше, чем человек с улицы, только гораздо лучше говорят об этом или что еще опаснее затуманивают нам мозги математическими моделями.

Они также в большинстве своем носят галстук. Поскольку Черные лебеди непредсказуемы, нам следует приспособиться к их существованию вместо того чтобы наивно пытаться их предсказать. Мы можем добиться многого, если сосредоточимся на антизнании, то есть на том, чего мы не знаем. Помимо всего прочего, можно настроиться на ловлю счастливых Черных лебедей тех, что дают положительный эффектпо возможности идя им навстречу. В некоторых областях например в научных исследованиях или в венчурных инвестициях ставить на неизвестное чрезвычайно выгодно, потому что, как правило, при проигрыше потери малы, а при выигрыше прибыль огромна.

Мы увидим, что, вопреки утверждениям обществоведов, почти все важные 7 8 открытия и технические изобретения не являлись результатом стратегического планирования они были всего лишь Черными лебедями. Ученые и бизнесмены должны как можно меньше полагаться на планирование и как можно больше импровизировать, стараясь не упустить подвернувшийся шанс. Я не согласен с последователями Маркса и Адама Смита: То есть мой вам совет: Обучение обучению С другой стороны, нам мешает то, что мы слишком зацикливаемся на известном, мы склонны изучать подробности, а не картину в целом.

Какой урок люди извлекли из событий 11 сентября? Поняли ли они, что есть события, которые силой своей внутренней динамики выталкиваются за пределы предсказуемого? Осознали ли, что традиционное знание в корне ущербно?

Чему же они научились? Они следуют жесткому правилу: Мне часто напоминают, что важно предпринимать какие-то практические шаги, а не теоретизировать о природе знания. История с линией Мажино хорошо иллюстрирует правильность нашей теории. После Первой мировой войны французы построили стену укреплений вдоль линии немецкого фронта, чтобы предотвратить повторное вторжение; Гитлер без труда ее обогнул.

Французы оказались слишком прилежными учениками истории. Заботясь о собственной безопасности, они перемудрили с конкретными мерами. Обучение тому, что мы не обучаемся тому, что мы не обучаемся, не происходит само.

нассим николас талеб черный лебедь под знаком непредсказуемости pdf

Проблема в структуре нашего сознания: Метаправила например, правило, что мы склонны не постигать правил усваиваются нами плохо. Мы презираем абстрактное, причем презираем страстно. Здесь необходимо поскольку это основная цель всей моей книги перевернуть традиционную логику с ног на голову и продемонстрировать, насколько она неприменима к нашей нынешней, сложной и становящейся все более рекурсивной 3 среде.

Но вот вопрос посерьезнее: Такое ощущение, что нам выдали неверную инструкцию по эксплуатации. Наши мозги, похоже, созданы не для того, чтобы размышлять и анализировать. Если бы они были запрограммированы на это, нам в нашем веке приходилось бы не так тяжело. Вернее, мы к настоящему моменту все просто вымерли бы, а я уж точно сейчас ни о чем бы не рассуждал: Мыслительный процесс отнимает много времени и очень много энергии.

Наши предки больше ста миллионов лет провели в бессознательном животном состоянии, а в тот кратчайший период, когда мы использовали свои мозги, мы занимали их столь несущественными вещами, что от этого почти не было проку. Опыт пока- 3 Под рекурсивностью я здесь имею в виду, что в нашем мире возникает все больше реактивных пружин, становящихся причиной того, что события становятся причиной других событий например, люди покупают книгу, потому что другие люди ее купиливызывая эффект снежного кома и давая случайный и непредсказуемый результат, который дает победителю.

Мы живем в среде, где информация распространяется слишком быстро, увеличивая размах подобных эпидемий. По той же логике события могут случаться потому, что они не должны случиться. Наша интуиция настроена на среду с более простыми причинно-следственными связями и медленной передачей информации. Подобного рода случайности были редкостью в эпоху плейстоцена, поскольку устройство социально-экономической жизни отличалось примитивностью.

Новый вид неблагодарности Всегда грустно думать о людях, к которым история отнеслась несправедливо. Есть даже школы, названные в честь двоечников. К сожалению, признание пришло уже тогда, когда оно не дарит поэту ни радости, ни внимания дам. Но существуют герои, с которыми судьба обошлась еще более несправедливо, это те несчастные, о героизме которых мы понятия не имеем, хотя они спасли нашу жизнь или предотвратили катастрофу.

Они не оставили никаких следов, да и сами не знали, в чем их заслуга. Мы помним мучеников, погибших за какое-то знаменитое дело, но о тех, кто вел неизвестную нам борьбу, мы не знаем чаще всего именно потому, что они добились успеха. Наша неблагодарность по отношению к проклятым поэтам пустяк по сравнению с этой черной неблагодарностью.

Она вызывает у нашего незаметного героя чувство собственной никчемности. Я проиллюстрирую этот тезис мысленным экспериментом. Представьте себе, что законодателю, обладающему смелостью, влиянием, интеллектом, даром предвидения и упорством, удается провести закон, который вступает в силу и беспрекословно выполняется начиная с 10 сентября года; согласно закону, каждая пилотская кабина оборудуется надежно запирающейся пуленепробиваемой дверью авиакомпании, которые и так едва сводят концы с концами, отчаянно сопротивлялись, но были побеждены.

Закон вводится на тот случай, если террористы решат использовать самолеты для атаки на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке. Я понимаю, что мое фантазерство на грани бреда, но это всего лишь мысленный эксперимент я также осознаю, что законодателей, обладающих смелостью, интеллектом, даром предвидения и упорством, скорее всего, не бывает; повторяю, эксперимент мысленный.

Закон непопулярен у служащих авиакомпаний, потому что он осложняет им жизнь. Но он безусловно предотвратил бы 11 сентября.

Человек, который ввел обязательные замки на дверях пилотских кабин, не удостоится бюста на городской площади и даже в его некрологе не напишут: Джо Смит, предотвративший катастрофу 11 сентября, умер от цирроза печени. Поскольку мера, по видимости, оказалась совершенно излишней, а деньги были потрачены немалые, избиратели, при бурной поддержке пилотов, пожалуй, еще сместят его с должности.

Vox clamantis in deserto 4 Он уйдет в отставку, погрузится в депрессию, будет считать себя неудачником. Он умрет в полной уверенности, что в жизни не сделал ничего полезного. Я бы обязательно пошел на его похороны, но, читатель, я не могу его найти! А ведь признание может воздействовать так благотворно!

Поверьте мне, даже тот, кто искренне уверяет, что его не волнует признание, что он отделяет труд от плодов труда, даже он реагирует на похвалу выбросом серотонина.

Видите, какая награда суждена нашему незаметному герою его не побалует даже собственная гормональная система. Давайте еще раз вспомним о событиях 11 сентября. Когда дым рассеялся, чьи благие дела удостоились благодарности? Тех людей, которых вы видели по телевизору, тех, кто совершал героические поступки, и тех, кто на ваших глазах пытался делать вид, будто совершает героические поступки.

Ко второй категории относятся деятели вроде председателя нью-йоркской биржи Ричарда Грассо, который спас биржу и получил за свои заслуги колоссальный бонус равный нескольким тысячам средних зарплат. Для этого ему только 4 Глас вопиющего в пустыне Ис. Кто получает награду глава Центробанка, не допустивший рецессии, или тот, кто исправляет ошибки своего предшественника, оказавшись на его месте во время экономического подъема?

Кого ставят выше политика, сумевшего избежать войны, или того, кто ее начинает и оказывается достаточно удачливым, чтобы выиграть? Это та же извращенная логика, которую мы уже наблюдали, обсуждая ценность неведомого. Все знают, что профилактике должно уделяться больше внимания, чем терапии, но мало кто благодарит за профилактику.

Мы превозносим тех, чьи имена попали на страницы учебников истории, за счет тех, чьи достижения прошли мимо историков. Мы, люди, не просто крайне поверхностны это еще можно было бы как-то исправить мы очень несправедливы. Жизнь так необычна Эта книга о неопределенности, то есть ее автор ставит знак равенства между неопределенностью и выходящим из ряда вон событием.

Чёрный лебедь (fb2) | Флибуста

Утверждение, что мы должны изучать редкие и экстремальные события, чтобы разобраться в обыденных, может показаться перебором, но я готов объясниться. Есть два возможных подхода к любым феноменам. Первый исключить экстраординарное и сконцентрироваться на нормальном. Исследователь игнорирует аномалии и занимается обычными случаями. Второй подход подумать о том, что для понимания феномена следует рассмотреть крайние случаи; особенно если они, подобно Черным лебедям, обладают огромным кумулятивным воздействием.

Мне не очень интересно обычное. Если вы хотите получить представление о темпераменте, моральных принципах и воспитанности своего друга, вы должны увидеть его в исключительных обстоятельствах, а не в розовом свете повседневности. Можете ли вы оценить опасность, которую представляет преступник, наблюдая его поведение в течение обычного дня?

Можем ли мы понять, что такое здоровье, закрывая глаза на страшные болезни и эпидемии? Норма часто вообще не важна.

Почти все в общественной жизни вытекает из редких, но связанных между собой потрясений и скачков, а при этом почти все социологи занимаются исследованием нормы, основывая свои выводы на кривых нормального распределения 5, которые мало о чем говорят.

Потому что никакая кривая нормального распределения не отражает не в состоянии отразить значительных отклонений, но при этом вселяет в нас ложную уверенность в победе над неопределенностью. Платон и ботаники Главным толчком к восстанию иудеев в I веке нашей эры было требование римлян установить статую императора Калигулы в иерусалимском храме в обмен на установку статуи еврейского бога Яхве в римских храмах.

Римляне не понимали, что иудеи и более поздние левантинские монотеисты понимают под богом нечто абстрактное, всеобъемлющее, не имеющее ничего общего с антропоморфным, слишком человеческим образом, который возникал в сознании у римлян, произносящих слово deus.

Строится на измерении средних значений и отклонений от. Вот так же и для меня то, на что принято навешивать ярлык неизвестного, невероятного или неопределенного, является чем-то принципиально иным. Это отнюдь не конкретная и точная категория знания, не освоенная ботаниками территория, а полная ее противоположность отсутствие и предельность знания.

Давайте отучимся употреблять термины, относящиеся к знанию, для описания полярного ему явления. Платонизмом в честь философии и личности Платона я называю нашу склонность принимать карту за местность, концентрироваться на ясных и четко очерченных формах, будь то предметы вроде треугольников или социальные понятия вроде утопий обществ, построенных в соответствии с представлением о некой рациональности или даже национальностей.

Когда подобные идеи и стройные построения отпечатываются в нашем сознании, они затмевают для нас менее элегантные предметы с более аморфной и более неопределенной структурой к этой мысли я буду многократно возвращаться на протяжении всей книги. Платонизм заставляет нас думать, что мы понимаем больше, чем на самом деле.

Я, впрочем, не утверждаю, что Платоновых форм вообще не существует. Модели и конструкции интеллектуальные карты реальности не всегда неверны; они лишь не ко всему приложимы. Проблема в том, что а вы не знаете заранее только постфактумк чему неприложима карта, и б ошибки чреваты серьезными последствиями. Эти модели сродни лекарствам, которые вызывают редкие, но крайне тяжелые побочные эффекты.

Платоническая складка это взрывоопасная грань, где платоновский образ мышления соприкасается с хаотичной реальностью и где разрыв между тем, что вам известно, и тем, что вам якобы известно, становится угрожающе явным. Именно там рождается Черный лебедь. Скучные материи Говорят, что, если на съемочной площадке у знаменитого кинорежиссера Лукино Висконти актеры что-то делали с закрытой шкатулкой, в которой по сюжету лежали бриллианты там на самом деле лежали настоящие бриллианты. Это неплохой способ заставить актеров прочувствовать свою роль.

Я думаю, что в основе причуды Висконти лежит его эстетическое чутье и стремление к подлинности в конце концов, обманывать зрителя как-то нехорошо. В этом эссе я развиваю одну основополагающую мысль; я не пережевываю и не переупаковываю чужие идеи.

нассим николас талеб черный лебедь под знаком непредсказуемости pdf

Жанр эссе предполагает импульсивную медитацию, а не научный отчет. Приношу извинения за отсутствие нескольких очевидных тем в этой книге; я исходил из убеждения, что материя, которая для автора слишком скучна, может оказаться скучной и для читателя. Кроме того, избегая скучных тем, можно отфильтровать несущественное. Разговоры в пользу бедных Кто-нибудь, кого перекормили философией в университете или, возможно, недокормилиможет возразить, что встреча с Черным лебедем не опровергает теорию о белизне всех лебедей, поскольку такая черная птица формально не является лебедем, ведь, по его убеждению, белизна одна из составных понятия лебедь.

Действительно, читатели Витгенштейна 6 и читатели статей о комментариях к Витгенштейну склонны приписывать языку слишком большую роль. Лингвистические упражнения и впрямь очень нужны для упрочения репутации на философских факультетах, но мы, практики, принимающие реше- 6 Витгенштейн Людвиг Йозеф Иоганн австро-английский философ, автор теории, решающей основные философские проблемы через призму отношения языка и мира.

В его трудах они предстают как зеркальная пара: В главе Неопределенность шарлатанства я объясняю, что при всей интеллектуальной привлекательности этих милых штучек, с понедельника по пятницу куда важнее для нас другие предметы о которых часто забывают. Люди за кафедрами, которым не приходилось принимать решения в неопределенной ситуации, не отличают существенное от несущественного, и это относится даже к тем, кто изучает проблему неопределенности и даже в первую очередь к.

Практикой неопределенности я называю пиратство, биржевую спекуляцию, деятельность профессиональных игроков, работу в определенных подразделениях мафии и серийное предпринимательство.

нассим николас талеб черный лебедь под знаком непредсказуемости pdf

Таким образом, я не приемлю ни пустопорожнего скептицизма, с которым мы не в состоянии бороться, ни теоретизирования вокруг языковых проблем, которые превратили значительную часть современной философии в нечто абсолютно бесполезное для тех, кого презрительно называют широкими массами.

Так, журнал The Times назвали Талеба самым выдающимся современным мыслителем в мире, а Дэниель Канеман нобелевский лауреат пошел еще дальше, предложив внести его имя в список лучших представителей интеллигенции, ведь он смело проанализировал то, каким образом люди делают попытки понять непредсказуемые вещи.

И это далеко не все блестящие отзывы о его трудах. Это молчание есть недостающая энергия в исторической системе, которую производит черный лебедь. На нашем сайте о книгах lifeinbooks. Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения. Купить полную версию вы можете у нашего партнера. Также, у нас вы найдете последние новости из литературного мира, узнаете биографию любимых авторов. Если предстоит долгий перелёт. Определённо полезнее, чем очередной опус о пападанце, конструирующем атомную бомбу для Александра Македонского!

Однако, пропускайте всё написанное про математику.

Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (сборник)

Автор матстатистику понимает не лучше, чем тот самый македонский попаданец. Книгу слушал в аудиоформате на английском языке и доволен весьма. Пожалуй принцип фальсифицируемости я понял только после. Хорошие простые примеры по сложным вопросам. Многое в жизни стало понятнее. Но легче, конечно, жить не становиться. Принять такой подход к жизни это как сломать всю структуру догм что-ли.

Намного приятнее жить установленными истинами. Но только до поры Max Brown в Автор долго и мучительно для читателя критикует экономистов за злоупотребление гауссианой на множестве жЫзненных примеров, в то время, как для признания неприменимости гауссианы к экономическим моделям вполне достаточно её школьного определения: Где вы видели независимые факторы в экономике?

Да там корреляция на корреляции едет и картельным сговором погоняет! Я думаю, истинная цель этой книги - замаскировать непредсказуемостью "чёрных лебедей" банальный умысел тех, кто многие из них запускает.

И нет, я не утверждаю ни что теории заговора верны, ни что совсем уж чёрных лебедей не бывает. Но война, выгнавшая автора из родной страны, не случилась сама по себе - она была тщательно подготовлена и развязана людьми, наварившими на крови нехилый баблос.